Крещение Руси. 2 серия. Документальная Драма. Сериалы 2018. Star Media. Babich – Design

Крещение Руси. 2 серия. Документальная Драма. Сериалы 2018. Star Media. Babich – Design


Как это могло произойти? Князь Владимир Киевский,
который побеждал всегда, вдруг сам оказался побежденным. Он добивался всего, чего хотел. И теперь потерял всё. Он взял древний Корсунь,
непреступную Греческую крепость. И внезапно ослеп. Каменный город у теплого моря
сумел отомстить своему захватчику. Владимир вспомнил, греки, если хотят
лишить человека власти, ослепляют его. Но кто захотел остановить его,
не знающего ни границ, ни преград? Глупые Корсунские волхвы,
слабые, как женщины? Или, может быть, греческий Бог,
нарисованный на холодной стене? Все, что оставалось — опуститься
в глубину веков и событий, чтобы увидеть далекую зарницу надежды. «Юный князь Игорь не мог
перейти на ту сторону реки и позвал он лодочника,
и велел перевезти себя за реку. И когда плыли они, взглянул Игорь
на гребца того и увидел, что это девица совсем юная и красивая. И разгорелась в нем страсть, и обратился
он к ней с бесстыдными словами. Она же сказала: «Зачем напрасно позоришь
себя, князь, склоняя меня на срам? Знай, лучше мне будет, чтобы глубина
реки этой поглотила меня, так я избегну позора, а ты не впадешь
в соблазн из-за меня». Удивился Игорь зрелому ее разуму и, устыдившись, в молчании
перебрался через реку». Игорь, сын Рюрика, был провозглашен
русским князем, когда ему было не более года от роду. Пока он подрастал,
вместо него правил воевода Олег. Но вот Игорь стал взрослым, и все
продолжал ходить за Олегом в походы, от древлянских лесов до греческого
моря, и слушать его во всем. Дружина посмеивалась: княжич-перестарок. Его так и называли — «Игорь Старый». Он уже давно разменял четвертый десяток,
но оставался всего лишь тенью великого Вещего Олега. Ни одного решения ему не довелось
пока принять самому. Даже жену для него выбрал Олег,
не даром прозванный Вещим. Игорь уже вошел в совершенные лета, он должен был стать в Киеве
полновластным князем. А князю нужна княгиня. Девушкам, свезенным в Киев
со всех Русских земель, Олег объявил: невестой станет та, кто принесет
жениху гостинец, но придет без подарка. А Игорь всё думал о той девчонке.
И ведь даже имени ее не спросил! …Их было много: статные славянки
и стройные варяжки, строгие и смешливые, с косами
как серебро, и как смола, и как спелая рожь, и как осенний лист. Никто Олегову загадку не разгадал. Уже под вечер привели девицу
родом из Пскова. Не улыбалась,
косу в смущении не теребила, руки держала ковшиком перед собой. Подошла поближе и сказала тихо:
«Вот тебе, княже, мой гостинец». И руки разжала. И из ладоней ее взлетела малая птица
и растаяла в закатном небе. Перед ним стояла та девушка. Игорь молчал, все смотрел
в ее глаза и не мог насмотреться. Наконец, просипел перехваченным
горлом: «Как звать тебя?». «Ольга» — ответила она. Теперь он, Игорь Рюрикович,
должен управлять огромной страной, которую прежде держала только
сила и слава Вещего Олега. Ныне Олег лежит под огромным курганом, сила его ушла в песок,
а слава осталась в песнях. Хазары только и ждут, чтобы отвоевать
присоединенные Олегом земли. В славянских племенах начался разброд. Еще не допили меды на тризне
по Вещему князю, а покоренные им когда-то древляне
уже взбунтовались. И если Игорь промедлит
хоть малое время, Русь за считанные годы расползется
на куски, как ветхое лоскутное одеяло. Впервые он сам возглавил военный поход. Впервые командовал дружиной,
которая прежде усмехались за его спиной, а теперь беспрекословно
слушались его, своего князя. Князь должен быть щедрым. И сразу после похода Игорь,
не скупясь, одарил свою дружину, хотя для этого и пришлось забрать
у древлян едва ли не последнее. Древлянский князь Мал, еле спасшийся
от бешеных варягов Игоря, был тих и покорен, глаз не поднимал,
чтобы Игорь не увидал в них жгучую ненависть. Придет время
и Мал сполна утолит свою обиду… Потянулись унылые годы — без боевых
радостей, без богатой добычи. Одни мелкие хлопоты и недальние походы. Дружина роптала: старик-то наш —
не князь, а подкняжек, великих дел от него не дождешься. Коли князь небоевит, а княгиня
неплодовита, — зачем они такие нужны? Игорь знал, о чем судачат в гриднице. Много лет они с Ольгой жили
в любви и согласии, вот только детей у них не было.
С каждым годом надежда таяла. Горе тому мужу, кого поразило
проклятие бездетности. И горе тому князю, от которого
отвернется дружина. Воинам нужны походы,
нужна добыча, а если их нет, любой вправе
уйти к другому князю. С годами Киев стал походить
на сонное царство. Торговые караваны по Днепру
шли все хуже — в Царьграде стали прижимать
русских купцов, вопреки договору, вырванному у греков еще Вещим Олегом. Нужно было решаться — идти
на Царьград, как Олег ходил. Добыть себе славы, воинам — добычи,
а богам — крови. Может быть, тогда боги сменят гнев
на милость и пошлют им сына. После долгой подготовки огромное войско
русов вышло знакомым путем на Царьград. Шли медленно. Половина войска
двигалась на конях по берегу, то и дело ожидали отставшие обозы. Болгары, союзники Византии, успели
сообщить императору Роману о походе русов. Константинополь стал готовиться к осаде. Как и в прежние годы,
защиты с моря не было: греческий флот воевал с арабами. В портах Города еле набрали
15 старых хеландий — небольших транспортных судов.
Но Город успел хорошо подготовиться. Русские корабли ждал греческий огонь. «Греческий огонь» или «жидкий огонь» —
зажигательная смесь, которой греческие моряки заливали
корабли противника при помощи медных трубчатых
насосов — сифонов. Был изобретен в 673 году греко-сирийским
инженером Каллиником. Основными компонентами смеси
были негашеная известь, сера, селитра и сырая нефть.
При соприкосновении с водой смесь не гасла,
а воспламенялась еще больше. Но дальнобойность сифонов
была относительно невелика, поэтому огнеметному кораблю
нужно было подходить как можно ближе к вражескому флоту. «Роман велел прийти
кораблестроителям и сказал: «Оснастите те хеландии,
что остались дома. Но разместите устройство
для метания огня не только на носу, но также на корме и по обоим бортам». «И стали они бросать огонь во все стороны. Русы, увидев это, бросались с судов
в море, предпочитая утонуть в волнах, нежели сгореть в огне. Одни, отягощённые
кольчугами и шлемами, сразу пошли на дно морское,
и их более не видели, а другие, поплыв, даже в воде
продолжали гореть»… «Русские же, придя в землю свою, поведали
о происшедшем и о ладейном огне. «Будто молнию небесную, —
говорили они, — имеют у себя греки и, пуская ее, пожгли нас;
оттого и не одолели их». Это была катастрофа. Уцелела едва
десятая часть войска. Сам Игорь чудом спасся
из огненного ада Босфора. Никто не позаботился
об организации отступления, и по дороге домой остатки
войска выкосила дизентерия. В Киев Игорь вернулся с позором. Но ужас, боль и бесчестье
было не напрасным. Боги приняли жертву.
У князя родился сын. Его назвали в честь великих
князей Олега и Рюрика, чьи скандинавские имена означали
«святой» и «славный». Святослав. Он станет великим
воином и великим князем, в этом не было сомнений.
Но каким Святослав запомнит отца — дряхлым немощным старцем?
Что Игорь оставит сыну — позор Царьградского похода? Нет. Игорь почувствовал в себе силы
покорить не то что греков — весь мир. Он начал собирать новое войско
для нового похода. Нанял испытанных воинов
из-за моря — варягов, которые на всю Европу славились
боевым искусством и свирепостью, и новых воинов, с которыми русские прежде
в месте в поход не ходили — печенегов. Греки называли их «паначикиты»,
арабы — «баджнак». Русское название «печенеги» произошло
от слова «беченеги», «потомки Бече», — так называли себя
тюркоязычные кочевники, к 9 веку откочевавшие из глубин
Центральной Азии на Восточно-Европейскую равнину. Печенеги были великолепными
наездниками и лучниками, умели управлять конем без помощи
поводьев, просто сжимая колени, что освобождало руки
для стрельбы с седла. Их легкая конница внезапно
появлялась ниоткуда, разграбляла все на своем пути
и стремительно исчезала в никуда. Печенеги были практически неуловимы,
поскольку кочевали круглый год. К началу 10 века печенежские орды
дошли уже до Дона, Днепра, Дуная и вышли к Черному морю. Византийские города Северного
Причерноморья были хорошо знакомы с дикой свирепостью паначикитов. И когда стратиг Корсуни — античного
Херсонеса — узнал, что князь русов Игорь опять идет на Царьград, и увидел
в его войске печенегов, — он отправил паническое письмо
в Константинополь. На этот раз император Роман
не стал испытывать судьбу и ждать варваров под стенами Города. «Царь прислал к Игорю лучших
бояр с мольбою, говоря: «Не ходи, но возьми дань, какую брал
Олег, прибавлю и еще к той дани». Игорь же созвал дружину
и стал с нею держать совет. Сказала же дружина Игорева:
«Если так говорит царь, то чего нам еще нужно —
не бившись, взять золото и серебро? Разве знает кто — кому одолеть:
нам ли, им ли? Или с морем кто в союзе?
Не по земле ведь ходим, но по глубине морской:
всем общая смерть». Дружина уже не верила в боевую
удачу своего князя. А греческие подарки, демонстративно
разложенные вблизи лагеря, были очень заманчивы. И князь
в очередной раз послушался дружину. Он согласился заключить с греками мир. Все подарки отдал своим воинам, печенегов
отпустил за добычей в болгарскую землю, и вернулся с войском в Киев, к жене
и сыну, теперь уже победителем. Близилась осень и князь Игорь,
как всегда, отправился в полюдье — сбор дани с подвластных племен.
С ним шла старшая дружина — бояре, а младшую дружину — отроков —
вел воевода Свенельд. Первыми в маршруте полюдья
значились земли древлян. Тридцать лет назад эти земли были
заново и крайне жестоко покорены, война еще не забылась
и дружина не церемонились: что не давали сами — отнимали силой. Полюдье закончилось, а княжеская
дружина все еще была недовольна. «Сказала дружина Игорю: «Отроки Свенельда
изоделись оружием и одеждой, а мы наги. Пойдем, князь, с нами за данью,
и себе добудешь, и нам». И послушал их Игорь.
И с малой частью дружины вернулся, желая большего богатства. Древляне же, услышав, что идет снова,
держали совет с князем своим Малом: «Если повадится волк к овцам, то вынесет
все стадо, пока не убьют его; так и этот: если не убьем его,
то всех нас погубит». И древляне, выйдя из города
Искоростеня, убили Игоря… «Он был взят ими в плен, привязан
к стволам деревьев и разорван надвое». Древляне направили своих послов в Киев. Их предложение выглядело
едва ли не издевательством: после жестокого убийства Киевского
князя они сватают Ольгу, вдову Игоря, за своего племенного князя Мала. На самом деле было это скорее
не предложением, а требованием. Князь Мал победил и убил князя Игоря. Все имущество побежденного,
включая жену и детей, теперь должно было стать
собственностью князя Мала. Так говорил обычай,
так было заведено веками. Когда в Киев явилось посольство —
двадцать лучших древлянских мужей, с предложением Ольге выйти за
князя Мала — дружина была готова по слову княгини взяться за мечи.
Но вместо этого Ольга распорядилась, ничего не объясняя, копать
глубокую яму на своем дворе. Когда-то, верно разгадав загадку,
она стала женой князя. Теперь она, вдова князя,
будет загадывать загадки сама… «И Ольга сказала им: “Хочу воздать вам
завтра честь перед людьми своими; ныне же идите к своей ладье
и ложитесь в ладью, а утром я пошлю за вами,
а вы говорите: “Не едем на конях, ни пеши не пойдем, но понесите нас
в ладье”, — и вознесут вас в ладье». По варяжскому обычаю, человек ложился
в ладью только в одном случае — на своих похоронах. Но древлянские
послы не знали этого обычая… «И принесли их на двор к Ольге и как несли,
так и сбросили их вместе с ладьей в яму. И, склонившись к яме, спросила
их Ольга: “Хороша ли вам честь?”. Они же ответили:
“Горше нам Игоревой смерти”. И повелела засыпать их живыми;
и засыпали их». Еще долго на княгинином дворе
были слышны стоны заживо погребенных. Ольга же отправила к древлянам
свое посольство со словами: «Если хотите, чтобы была вам княгинею,
пришлите лучших людей, чтобы с великой честью
пошла я за вашего князя, иначе не отпустят меня люди киевские». «Когда же древляне пришли,
Ольга приказала приготовить баню, говоря им так:
“Вымывшись, придите ко мне”. И натопили баню, и вошли
в нее древляне, и стали мыться; и заперли за ними баню, и повелела
Ольга зажечь ее от дверей, и тут сгорели все». Еще не осели на княгинином
дворе хлопья сажи, как Ольга велела дружине
готовиться в поход. Древлянам послала сказать:
“Вот уже иду к вам, приготовьте меды многие в городе,
где убили мужа моего, и сотворю тризну по своем муже”. Тризна — ритуальное поминание умершего,
предполагало не только пир, но и жертвоприношение. Но Ольга
не просила приготовить жертвенных животных. Их роль должны были
исполнить сами древляне. «И когда опьянели древляне,
приказала дружине рубить древлян, и иссекли их 5000. А Ольга вернулась
в Киев и собрала войско на оставшихся». Князем после смерти Игоря
считался Святослав. По обычаю, именно князь должен был
начать битву, первым бросив копье. Но Святославу не исполнилось
еще и трех лет. Отец не успел посадить его на коня. Коня князю привел воевода,
в доспех облачила мать. Тяжелое боевое копье маленький
Святослав не удержал, оно вырвалось из его рук
и упало перед конем. Но обычай был соблюден
и воевода взревел: «Князь уже почал, потягнем,
дружино, по князи!» Битва была недолгой. Древлянское войско
бежало под защиту крепостных стен. Лето было на исходе. Ольга безуспешно вела осаду
столицы древлян Искоростени. Древляне оборонялись
с отчаянием обреченных. Скоро пойдут дожди, надо уходить. Но уйти без победы Ольга не могла. И в последнюю ночь лета, когда
черное небо рвали частые зарницы, — такие ночи называют «воробьиными», —
решение пришло. Ольга сказала, что снимет осаду,
как только возьмет по голубю и по воробью с каждого двора. Эту легендарную дань древлянская
земля запомнит надолго — навсегда. «Ольга же, раздав воинам,
кому по голубю, кому по воробью, приказала привязывать
каждому тлеющий прут. И, когда стало смеркаться, приказала
Ольга своим воинам пустить птиц. И полетели те в свои гнезда: голуби
в голубятни, а воробьи под стрехи, и так загорелись, где голубятни,
где клети, где сараи и сеновалы, и не было двора, где бы не горело,
и нельзя было гасить, так как сразу загорелись все дворы». Искоростень не возродится больше никогда. Отныне только Киев будет
единственной столицей объединенных славянских земель. А Ольга с древлянского пепелища
отправилась со всей дружиной в Новгород. Объездив все новгородские земли,
осмотрев гарнизоны, посчитав города, деревни и сёла, объявила новгородцам
новые правила сбора дани. Ольга разделила все земли
на погосты, то есть округи, с которых должен был собираться
определенный размер дани — урок. Погосты получили свое название
от постоялых дворов — погостьев, где останавливался князь с дружиной и куда
нужно было свозить дань с окрестных земель. Это была первая в русской истории
административно-налоговая реформа. Разделение на погосты
существовало более 800 лет, и было отменено только в 1775 году. Название «погост» еще долго сохранялось
для крупных сел с церковью и кладбищем. Жажда мести сжигала Ольгу,
а мстить уже было некому. Слуги вжимались в стену,
когда она проходила мимо; а старые воины, закаленные в боях,
рядом с ней молчали и опускали глаза. Она объезжала земли, осматривала города,
распоряжалась, судила, казнила, и снова объезжала, осматривала,
распоряжалась… Сутками находилась в седле. Боль усталого тела заглушал жар,
который испепелял ее изнутри. Никогда прежде она не видела таких людей. В глазах этого странного человека
в черных одеждах не было ни страха, ни подобострастия, ни жалости. Было что-то другое,
чего Ольга понять не могла. Как будто она заглянула в другой мир,
где нет ни боли, ни злобы, ни даже самой смерти. С тех пор она стала иногда приезжать
на греческое подворье, к церкви святого Илии. Пресвитер Григорий
оказался родом болгарин, говорил по-славянски непривычно,
но вполне внятно. Иногда открывал книгу, которую
специально для болгар много лет назад перевел с греческого на славянский
монах Кирилл. И читал… «Вы слышали, что сказано древним:
люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего.
А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас,
благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас
и гонящих вас…» Дикие, безумные, невозможные слова. Все ее существо противилось им. Она не могла понять, что это за Бог,
который позволяет казнить Себя, и не наказывает своих палачей,
а молится за них? Как вообще Бог может умереть? «Бог может всё» —
отвечал пресвитер Григорий. И в груди шевелилась непонятная боль,
как будто ее сердце, погребенное под горой пепла,
снова было живым. Священник никогда ни о чем ее
не просил, и ни в чем не убеждал, но у него всегда находился
ответ на любой вопрос, даже на тот, который Ольга
еще не успела ему задать. «Господи! Сколько раз прощать брату
моему, согрешающему против меня? До семи ли раз? Иисус говорит ему:
не говорю тебе до семи, но до седмижды семидесяти раз». Шли годы, все ближе подбиралась старость. Сын Святослав стал взрослым
и Ольга с тревогой видела, что быть правителем ему скучно,
его интересует только оружие, кони, доспехи, боевые сшибки. Князь должен
быть в первую очередь правителем и лишь потом — воином. Ольга знала, что бывает, когда князь
идет на поводу у дружины. Еще несколько лет — Святослав
войдет в возраст и станет князем. И что тогда? Бесконечные походы
только расшатывают государство. Ольга размышляла об опыте других стран… Что держит тысячелетнюю
Ромейскую империю? Почему эта огромная страна, населенная
разными племенами и народами, не рассыпается? У пресвитера Григория
был ответ и на этот вопрос. «Иисус же сказал им:
Я есмь хлеб жизни; приходящий ко Мне не будет алкать,
и верующий в Меня не будет жаждать никогда, (…) и Я воскрешу
его в последний день». Княжеский флот шел привычным
путем «из варяг в греки». Малое число кораблей
и воинов ровно столько, чтобы защититься в случае нападения. Это был не военный поход,
Ольгу не интересовала добыча. Она шла в самое сердце Империи,
чтобы получить то, чем эта Империя живет. Воинам было не по себе, но спросить
княгиню о цели похода никто не решался. А она, как обычно,
ни с кем не разговаривала, только шепталась иногда со странным
человеком в черных одеждах — пресвитером Григорием
с греческого подворья. В первый раз правитель Руси пришел
в Константинополь не с войной, но с миром. Греки сочли, что Ольга явилась
с дипломатическими целями — пересмотреть условия подписанного
Игорем договора. Некоторое время ее корабли
продержали на подходе к Городу, в заливе Суд — Золотой Рог. Прием был
оказан самый торжественный из возможных. Он проходил в Магнавре —
зале для парадных церемоний, предназначенном для приемов самых
великих и значительных для Империи иностранных владык-игемонов. После окончания приема, к немалому
удивлению спутников Ольги, было торжественно объявлено, что в канун
праздника Воздвижения Креста Господня, в соборе Святой Софии Патриарх
Константинопольский проведет таинство крещения архонтиссы россов,
по ее собственному желанию. При Крещении архонтисса Ольга
получит христианское имя — Елена. «Блаженная Ольга, склонив голову,
стояла и, как губка морская впитывает росу небесную,
так учение Божественных Писаний в сладость принимала она
от святейшего Патриарха. Слезами творящего радость плача она
себя обливала так, что и землю омочила и, поклонившись, припадая к ногам
святого Патриарха, говорила: «Душеполезные заветы, которые ты мне
завещаешь, да исполню я по словам твоим, и да сохранят меня от сетей дьявольских,
и от козней лукавого молитвы твои, и благодать Божия
да не оставит меня никогда» Отрицаеши ли ся сатаны, и всех дел его,
и всех aггел его, и всего служения его? – И всея гордыни его?
– Отрицаюся. – Сочетаваеши ли ся Христу?
– Сочетаваюся. – И веруеши ли Ему?
– Верую Ему, яко Царю и Богу. Крещается раба Божия Елена во имя
Отца, и Сына, и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь. «Княгиня же, собравшись домой,
пришла к Патриарху и попросила у него благословения дому, и сказала ему:
“Люди мои и сын мой язычники, да сохранит меня Бог от всякого зла”.
И сказал патриарх: “Чадо верное! В Христа ты крестилась, в Христа облеклась,
и Христос сохранит тебя и избавит от козней дьявола и от сетей его”.
И благословил ее патриарх. И отправилась она с миром в свою землю,
и пришла в Киев». Крестившись сама, Ольга задумала
крестить и всю свою землю. Но для этого нужны книги,
церковная утварь, а главное — люди: священники и епископ. Патриарх же не дал
ей ничего, кроме благословения. Время Ольги уходило, Святославу уже
исполнилось 16, еще немного и он станет полновластным князем.
Христиан он не жаловал, поэтому Ольга не могла бесконечно
ждать помощи из Константинополя, и она отправила послов
на Запад, к франкам. Государство Оттона I, называлось
Восточно-Франкское королевство и было самым могущественным
из всех государств. Через несколько лет оно превратится
в Священную Римскую империю, которая будет претендовать на роль главной
покровительницы западного христианства. Западное и восточное христианство,
Рим и Константинополь, к середине X века разошлись только в политической
плоскости. Но Церковь была едина — Вселенская Апостольская
Кафолическая церковь Христова. Княгиня Ольга, обратившись на Запад,
собиралась поменять только церковную юрисдикцию, но не веру.
Великий церковный раскол, разделивший Церковь на
Римско-католическую и Православную, произойдет только через 100 лет, и если бы Русь приняла крещение
из рук папы Римского, то история пошла бы
совсем по иному пути. В 962 году Русь находилась в одном
шаге от того, чтобы навсегда стать далекой восточной окраиной
латинского мира. «Епископ вернулся из Киева,
не сумев преуспеть ни в чем из того, чего ради был послан, и убедившись
в тщетности своих усилий… Некоторые из его спутников были убиты,
сам же он, после больших лишений, едва спасся…» Княгиня Ольга опоздала — в Киеве уже
правил молодой князь Святослав Игоревич. И он не пожелал терпеть в своей
столице никаких миссионеров. Святослав был уверен, что, приняв
христианство — неважно, от греков или от франков, — он мгновенно
потеряет свой авторитет князя и воина. Потому что любой воин будет презирать
того, чей Бог родился в хлеву рядом со скотом и умер позорной
смертью вместе с разбойниками. Такой Бог Святославу не нужен.
Ему нужны сила и власть. У Святослава уже двое детей и должен
родиться третий — не от жены, от наложницы, рабыни Малуши. «Ольга уговаривала сына
принять крещение, но он и не думал прислушаться к этому. «Я познала Бога, сын мой, и радуюсь; если и ты познаешь Бога —
тоже станешь радоваться». Он же не внимал тому, говоря:
«Как мне одному принять иную веру? А дружина моя станет насмехаться». Она же сказала ему: «Если ты крестишься,
то и все сделают то же». Воин! Своему третьему сыну князь дал
имя Володимер — великий властитель. Он был уверен, что одержал
верх в споре с матерью. Он считал, что само рождение сына
было знаком, подтверждающим его, князя Святослава, правоту… «Он же не послушался матери,
продолжая жить по языческим обычаям. Однако Ольга любила своего
сына Святослава и говорила: «Да будет воля Божья; если захочет Бог
помиловать род мой и землю Русскую, то вложит им в сердце то же желание
обратиться к Богу, что даровал и мне». И, говоря так, молилась за сына
и за людей всякую ночь и день». Святослав готовился к большому
военному походу и мать он слушать не желал.
Ее сын давно вырос. И вот он уходит в свой первый поход. А ей остается только молиться о том,
чтобы вернулся живым. Святослав вернется, и лишь
для того, чтобы снова уйти. 964 год — поход на вятичей.
Святослав разгромил и присоединил к Русскому государству последний
из племенных союзов восточных славян, который никогда не был под властью Киева. 965 год — поход на хазар. После серии сражений Хазарский
Каганат перестал существовать. 966 год — поход на Волжскую Булгарию. Святослав огнем и мечом прошел
по всей средней и нижней Волге. 968 год — поход на Болгарию Дунайскую. По летописи, Святослав разорил
80 болгарских городов. Разгромив Болгарию, Святослав сел
в Переяславце — городе в устье Дуная. Здесь ему нравилось и он раздумывал
о том, чтобы перенести столицу с Днепра на Дунай, а потом можно
будет и дальше пойти… «И быстрым был, словно пардус,
и много воевал. В походах же не возил за собою ни возов,
ни котлов, не варил мяса, но, тонко нарезав конину и зажарив
на углях, так ел; не имел он шатра, но спал, постилая
потник с седлом в головах, — такими же были и все остальные его воины. И отправлял в иные земли
со словами: “Иду на вы”. Из Киева чудом прорвался гонец
и привез грамоту, слова этой грамоты были горькими,
как степная полынь. «Ты, князь, ищешь чужой земли
и о ней заботишься, а свою потеряешь, нас ведь чуть было не взяли печенеги,
и мать, и детей твоих. Если не придешь и не защитишь нас,
то возьмут-таки нас. Неужели не жаль тебе своей отчины,
старой матери, детей своих?» Уже много десятилетий Киев
не видел кочевников у своих стен. Воины шли далеко, в степи. Прежде натиск печенежских орд
сдерживался хазарским щитом, но Святослав разбил этот щит. Когда князь уходил на Дунай,
ему и в голову не могло прийти, что кто-то посмеет совершить
набег на его столицу. Город был беззащитен: при княгине
оставалась только малая дружина. Дикая орда печенегов под стенами
Киева вызывала панический ужас. Через несколько недель осады
в городе начался голод. Еще немного и киевляне открыли бы
печенегам ворота, если бы не княгиня. Ольге удалось
удержать город от паники и сдачи. Со дня на день ждали возвращения
князя Святослава. Каждый день тянулся дольше вечности. И лишь когда со стен увидели,
что печенеги спешно сворачивают лагерь, — поняли, Святослав уже близко. Войско шло почти без привалов. Отправив дружину мстить печенегам
за дерзость, князь вошел в город. Его встречали со слезами радости. Во двор терема выбежали дети
и домочадцы. И только матери не было. Впервые в жизни Ольга не встретила сына. Войдя в ее покои, он испугался: на троне княгини, в ее одежде,
сидела глубокая старуха. Осада Киева, волнения и страх
за внуков исчерпали Ольгины силы. Она боялась теперь только одного —
что не успеет дождаться сына. Дождалась. Святослав, как в детстве,
положил голову ей на колени и княгиня, вдруг, поняла, что плачет,
впервые с тех самых пор, как увидела новорожденного Святослава. «Сказал Святослав матери своей:
“Не любо мне сидеть в Киеве, хочу жить в Переяславце на Дунае —
ибо там середина земли моей, туда стекаются все блага.
Отвечала ему Ольга: “Когда похоронишь меня,
отправляйся, куда захочешь”. Через три дня Ольга умерла, и плакали
по ней плачем великим сын ее, и внуки ее, и все люди, и понесли,
и похоронили ее на выбранном месте. Ольга же завещала не совершать
по ней тризны, так как имела при себе священника,
тот и похоронил блаженную Ольгу. В крохотной церкви святого Илии
смогли встать только самые близкие. Оружия при входе не снимали,
но на этих странных похоронах мечи так и не покинули своих ножен. Священник-болгарин что-то
бесконечно долго говорил нараспев. Слова были знакомые, славянские,
но их смысл был непонятен… На покойницу старались не смотреть. О том, что через час ее придется
закапывать в землю, старались не думать. Сын беззвучно плакал в первый
и последний раз в жизни. Один из внуков все отпевание
глядел на огонек свечи перед собой. Долго-долго, не отрываясь. Пока не потемнело в глазах. И лишь после этого он поднял взгляд
на икону с изображением Пантократора. Через тридцать лет после её смерти
внук, князь Владимир, велит перенести останки княгини Ольги в церковь
Пресвятой Богородицы. Когда вскроют могилу, тело Ольги
окажется нетронутым тлением, и это будет первое в русской истории
явление нетленных мощей. В 16 веке княгиня Ольга будет причислена
к лику святых равноапостольных, вместе с Марией Магдалиной,
просветительницей Грузии Ниной и греческой царицей Еленой, чье имя
Ольга восприняла при крещении. «Была она предвозвестницей христианской
земле, как заря перед рассветом. Она первая из русских вошла
в царство небесное, ее восхваляют сыны русские —
свою начинательницу, ибо и по смерти молится она Богу за Русь».

Author:

17 thoughts on “Крещение Руси. 2 серия. Документальная Драма. Сериалы 2018. Star Media. Babich – Design”

  • Олег Паевский says:

    Всё сделали чё б ржать над Россией . Черти должны мы не пасть хотя вещюны воют чё мы богом обижены ?

  • Привет от Болгария!Болгария вас крестила и дала азбука.А Олга тоже болгарка.

  • Тактику с птицами позднее переняли Монголы при завоевании Китая.

  • очень захватывающе сделано! Но много новых исторических фактов! ))) Так Киевская (КИЕВСКАЯ!!!) Русь приняла христианство не по политическим и экономическим мотивам, а как убеждают тут: "Чтобы порадоваться"!!! Радуемся до сих пор… )))

  • Все письменные источники, включая "Летопись Временных Лет", переписывали монахи. И вы думаете, они ничего не добавляли в свою пользу? Все эти закосы в истовую религиозность бесполезны для современного общества.

  • МультУРА says:

    ПОЧЕМУ ВСЕ ОПЯТЬ В ГОВНЕ???? Чё за табуретка и САРАЙ! У них что теремов и трона не было и ОНИ в скотном дворе ЖИЛИ??????

  • Руда Коп says:

    Опять у них на 23 минуте Рыбинское водохранилище вырастает – )))

  • God was never on your side says:

    фентези на тему истории Руси и древних еврейских сказок.

  • Русь ничего общего не имеет с этим рассказом! Тартария последняя страница о Руси… .А теперь будет возврат! Наша ведическая вера не паразитическая,а что нонешние выдуманные…

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *